Как функционирует механизм арт-резиденций? Локальный контекст накладывается на опыт и практику художника, преломляется через призму взгляда, сохраняющего авторскую устойчивость, но подстраивающегося под локальные модуляции света и цвета. Результаты пребывания Александры Нестёркиной в Нижнем Архызе, в непосредственной близости от Специальной астрофизической обсерватории РАН, демонстрируют идеальный синтез места и художественной практики. Сама художница говорит о том, что два месяца, проведенные в резиденции, добавили в постоянно развиваемую ею дихотомическую пару человека и природы, логичный, известный еще древним цивилизациям третий элемент – космос. Так как Нижний Архыз - место удивительного переплетения остатков ранне-христианской культуры и зодчества, советской и постсоветской науки и будто бы безвременной горной природы, работает оно почти как машина времени, в которой сложно зафиксировать собственное место.
В таком мегаполисе как Москва машина времени скорее настроена на образы будущего, поэтому возможность показать работы Нестёркиной в культурном центре ЗИЛ стала невероятной удачей – в этом месте происходит определенное временное завихрение, которое работы художницы позволяют усилить, есть здесь и небольшая обсерватория, на пути к которой проект заканчивается.
Стоит сделать лишь несколько комментариев, которые важны для прочтения этого пазла: все работы можно разделить на две большие группы – мелкая пластика и скульптуры-ассамбляжи. В практике художницы они функционируют очень по-разному как с точки зрения процесса, так и внутреннего целеполагания. Мелкая пластика, небольшие скульптурки из глины, с одной стороны, обращаются к тысячелетней традиции женского декоративно-прикладного искусства, а с другой - бросают ироничный вызов археологии и вообще нашему представлению о стройно выстроенной и незыблемой системе знаний о прошлом. Эта медитативная практика, по сути, является антропологическим исследованием того, что в нашей культуре мы заимствуем из опыта предков, а что заложено в самой человеческой природе, экспериментом художницы по созданию артефактов собственной цивилизации. Ассамбляжи сама Нестёркина называет «руинами», это объекты, которые неразрывно связаны с человеческой цивилизацией, но все же манифестируют собой новую форму природы, которая отвоевывает пространство у человека, использует его цивилизацию как материал, ресурс. «Руины» становятся некими символами протеста против откровенно разрушительной, но остающейся нормой системой взаимодействия человека и природы. Художница видит в них «печальное очарование бренности», соединение надежды и безысходности, ощущение, столь явно понятное человеку, находящемуся в текущем моменте истории. Художница предлагает зрителю формат прогулки, известный телесный способ упорядочивания и наведения внутреннего, духовного порядка, вторящий проходимому ей каждый раз ментальному путешествию к каждой из найденными вами «руин».

Анна Журба, куратор

Изучает проблемы идентичности в эпоху глобализации. При помощи различных медиа (видеоарт, объекты, графика, фотография) выстраивает внутреннюю мифологию, основанную на миграции фольклора Русского Севера и постфольклора в настоящее. Один из ключевых персонажей различных проектов Ульяны — Гертруда Свирепая (Gertrude Rude), русская Wonder Woman, сражающаяся с реалиями повседневности при помощи шестиметровой косы-лассо.
Made on
Tilda